Дело «Югры»: идти до конца

Дело «Югры»: идти до конца

10 декабря в Арбитражном суде будет обжалован отзыв лицензии у банка Югра. В преддверии заседания, которое может стать историческим, в пресс-центре МК провели брифинг, посвященный этой теме.

Как отмечают эксперты, дело «Югры» имеет шансы стать переломным для всего российского банковского сектора и бизнеса – в случае, если справедливость восторжествует.

Шаг первый: шумиха в прессе

Банк «Югра» никак нельзя назвать организацией-однодневкой. Он был основан еще в начале 1990-х и входил в тридцатку крупнейших финансово-кредитных организаций России.

Как вспоминает сейчас экс-председатель правления банка Дмитрий Шиляев, первые тревожные сигналы прозвучали в 2016 году. В СМИ стали появляться сообщения, что банку выписано предписание – чисто служебный документ, не предназначенный для публикации, что в «Югре» проходит проверка (совершенно стандартная процедура, но упомянуть об этом, как правило, забывали). Наконец, когда произошел сбой в электроснабжении ЦОДа, начали писать о том, что происходят какие-то махинации со вкладами, пока сотрудники устраняли проблему.

«Слава Богу, большого оттока вкладчиков мы не увидели. Мы даже обращались в Центробанк за помощью, они ответили, что нет, мы не помогаем в этой ситуации, с технической проблемой. Центральный банк наоборот поступил, он просто ввел очередную проверку, которая продлилась до введения временной администрации», — рассказал Дмитрий Шиляев корреспонденту Infox.Ru.

Шаг второй: переоценка ценностей

Шумихи в прессе могло быть достаточно, чтобы банк начал терять активы – как правило, в таких ситуациях обеспокоенные вкладчики начинают массово изымать сбережения, ликвидность падает. Однако с «Югрой» этого не произошло, отток был небольшим. В первом квартале 2017 года активы банка составили чуть менее 257,5 миллиарда рублей.

Однако в июле того же года вполне благополучный банк всего за один месяц превратился в проблемную организацию, у которой ЦБ был вынужден отозвать лицензию. Нет, руководители банка не сбежали с деньгами и не потеряли сбережения из-за сомнительных операций. Просто «Югру» решили оздоровить – как отметил Дмитрий Шиляев, не спросив самого пациента.

Сначала ЦБ потребовал за сутки доначислить резервы в размере 13,4 миллиарда рублей. Акционеры деньги нашли, банк продолжал соответствовать нормам ЦБ, однако через четыре дня, 10 июля, в банк пришла временная администрация.

Как выяснилось позднее, «план по оздоровлению» заключался в том, что был издан ряд приказов по переоценке имеющегося имущества – находящихся на балансе ценных бумаг, форвардных контрактов и даже объектов недвижимости, в результате чего их стоимость оказалась заниженной в десятки раз. Альтернативный план оздоровления банка, который предложили акционеры, Центробанк даже не отверг, а попросту проигнорировал.

В итоге, несмотря на протесты не только руководства «Югры» и акционеров, но и Генпрокуратуры, выявившей многочисленные нарушения действующих законов, правил бухгалтерского учета и делопроизводства, в конце все того же июля ЦБ отозвал лицензию у банка «Югра».

Весь процесс занял 17 дней. Депутат Госдумы Валерий Рашкин назвал произошедшее блицкригом, а приказы временной администрации, которые были обнародованы только в ноябре этого года, — искусственным доведением до банкротства.

«Я считаю, это преступление», — подчеркнул депутат.

Шаг третий: презумпция ЦБ

Как отметили участники брифинга в пресс-центре МК, дело «Югры» кардинально отличается от многих знакомых всем ситуаций, когда деньги исчезают неизвестно куда вместе с владельцами. Здесь история принципиально другая. Руководство и акционеры на месте, информация о якобы имеющихся нарушениях не подтвердилась, поддержки от государства и то не требуется.

«Нам от Центрального банка, от государства не нужно никаких денег, мы просто хотим восстановления работоспособности банка «Югра» и все», — подчеркнул Дмитрий Шиляев.

Дело «Югры» — это своеобразная проверка для Центробанка – готов ли он признавать ошибку, а в случае «Югры» действия временной администрации как минимум ошибочны, считает Александр Хуруджи,  омбудсмен по вопросам, связанным с нарушением прав предпринимателей. И пока эту проверку ЦБ не выдерживает. Как и суд, который, завороженный авторитетом Центробанка, просто не принимает во внимание доводов противоположной стороны.

Процедура банкротства – не только в случае «Югры» — крайне непрозрачна, ЦБ формально подконтролен Госдуме, а фактически – никому, дать оценку действиям его руководства депутаты не вправе.

«Набиуллина последний раз отчитывалась, отвечала на вопросы, и проголосовали «к сведению». Что такое «к сведению»? Мы оценку даже не даем деятельности ЦБ, хотя мы законодатели. Должна быть оценка деятельности Центробанка, эффективности его работы. Набиуллина должна ответить, как это 400 банков ликвидировали за короткий период? Еще двести на очереди, а что дальше? Какова политика? Где инвестиционные программы, где стимулирование развития экономики? Там много вопросов, и вообще надо поставить вопрос о доверии», — возмущается Валерий Рашкин.

Кстати, ряд документов, в том числе тайные приказы временной администрации о «переоценке ценностей»,  в суд предъявлены не были. Центробанку верят на слово, хочется надеяться, что пока. Рассмотрение дела в Арбитраже 10 декабря будет проходить «в связи с вновь открывшимися обстоятельствами».

Шаг четвертый: восстановить справедливость?

На брифинге говорили не только о Центробанке, но и о судебной системе России, которая далека от идеальной. Чтобы рассмотреть дело «Югры» объективно, достаточно исполнять существующий процессуальный закон, подчеркивает   адвокат экс-правления банка «Югра» Антон Александров. Но пока этого сделано не было.

 «Мы не считаем, что боремся с ветряными мельницами. Мы все-таки надеемся на справедливость судов. И надеемся, что все-таки нас суд услышит и примет те аргументы, которые мы ранее предоставляли и те которые сейчас вот открылись новые обстоятельства. Ни один банк, в том числе частный крупный банк, не выдержит публичной шумихи о том, что там происходит, что там не ладно, начнется отток вкладов, что приведет к нарушению нормативов, и ЦБ будет заходить в открытые двери. Мы явились прецедентом, катализатором, потому что в наш банк введена временная администрация безосновательно, без нарушения нормативов, с последующей компроментацией, то, что у нас были какие-то забалансовые вклады, ничего не подтвердилось ни разу. Поэтому мы и сильны в нашей позиции оспаривать эти действия ЦБ, потому что это было сделано незаконно. Нас должны услышать в судах, принять справедливое решение, не более того», — заявил Дмитрий Шиляев.

Шаг пятый: референдум?

Пока руководство и акционеры ведут битвы в судах, вкладчики-активисты тоже не сидят сложа руки. Они устраивают пикеты и уличные акции и тоже готовы идти до конца – вплоть до проведения референдума о подчинении Центробанка правительству  России, если ситуация не изменится в лучшую сторону. Уже удалось собрать кворум для проведения в Тюмени организационного собрания о референдуме по статусу Центробанка.

«Мы продолжаем оценивать ситуацию, как она будет развиваться, инициативная группа в Тюмени у нас действительно  состоялась, мы набрали около 120 человек, они уже изъявили желание в любое время дня и ночи. Исходя из того, как будут развиваться дальше события, назначим дату. Мы просто понимаем уже, что мы это можем. Раньше мы не знали, а сейчас знаем», — заявил корреспонденту Infox.Ru лидер Союза вкладчиков России Николай Николаев.

Центробанк же действует по принципу «Отобрали 400 лицензий и тем гордимся», который сформулировали участники брифинга. Иногда кажется, что это и есть главная цель регулятора – оставить минимум банков, для спасения которых при необходимости тратить миллиарды из бюджета, и уничтожить все остальные – вне зависимости от того, соответствуют они принятым нормативам или нет, не обращая внимания на падение уровня доверия к банковской системе и рост социальной напряженности. И это очень мало похоже на оздоровление финансовой сферы и экономики в целом. 

Источник: infox.ru